"Теперь нас будут только грабить!.." январь 1992 г.

( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )


   "ТЕПЕРЬ НАС БУДУТ ТОЛЬКО ГРАБИТЬ"  (январь 1992 г.)

 

Но человек не различает лики,

Когда-то столь знакомые, и мыслит

Себя единственным владыкою стихий,

Не видя, что на рынках и базарах,

За призрачностью биржевой игры,

Меж духами стихий и человеком

Не угасает тот же древний спор;

Что человек, освобождая силы

Извечных равновесий вещества,

Сам делается в их руках игрушкой.

 

Максимилиан ВОЛОШИН "Путями Каина"

 

 

Правительство умыло руки. Теперь каждый будет защищать себя сам?

 

ИТАК, перестройка завершилась. Либерализация цен состоялась, Осталось приватизировать собственность, и ... мы будем жить в совершенно ином общественном строе, фактически  - при капитализме. При нищем капитализме, разумеется, поскольку страна разорена. При диком и варварском капитализме, поскольку состояние правовой, производственной и общей культуры вполне соответствует нашему где-то восьмидесятому положению в таблице благосостояния стран мира.

 

Известно, что свобода никогда не бывает  абстрактной: это свобода для конкретных людей в конкретных обстоятельствах. Что такое свободный рынок - мы представляем плохо, более того - смешиваем свободный и стихийный рынок. Свободный рынок - это прежде всего свобода производства. А что такое либерализация цен в условиях острейшего дефицита всего самого насущного? Давайте уж называть вещи своими именами! Это свобода продавца неограниченно обирать покупателя - как естественный элемент стихийного дикого рынка. Это свобода покупателя, оставшегося без  продуктов и вынужденного либо умирать с голоду, либо грабить своего более удачливого собрата.

 

Одна из самых основных обязанностей государства - это защита граждан от преступного мира, от бандитизма и разбоя, а том числе и от торгового, рыночного. Либерализация цен сейчас - это отказ государства от своей святой функции защиты граждан; это свобода для террора разной торговой и снабженческой мафии, окопавшейся при сырье и ресурсах, при производстве и сбыте товаров. Это свобода легально и безнаказанно грабить народ, которому, хотя бы еще номинально, принадлежат богатства страны.

 

Бесконтрольность цен на самые насущные средства к существованию - еда, одежда, лекарства и средства гигиены, топливо, энергия, транспорт, средства связи и информации - это прямой путь к массовому истреблению народа.

 

Простой расчет позволяет оценить масштабы грядущих трагедий. Если продуктов питания в стране имеется, к примеру, 70 процентов от необходимого, то при плановом распределении их каждый получит по 70 процентов индивидуальной нормы, то есть каждый как-то выживет. Но при "сво6одных" ценах, при аукционе на продукты, более вероятно, что 70 процентов населения обеспечат себя на 100 процентов, а остальные 30 останутся абсолютно 6ез ничего. Реальность может быть гораздо худшей: например, 50 процентов населения скупят все продукты в расчете на полуторные резервы и запасы. Тогда  совсем без средств  к существованию останется та вторая половина населения страны, которая проигрывает в продовольственном аукционе. Фактически эти люди будут приговорены к смертной казни через "шоковую терапию". Голод реален сейчас для миллионов людей. Очевидно, что грядут повальные грабежи, которые могут вызвать гражданскую войну всех против всех. "Преступления сталинских времен покажутся детским садом", - сказал по этому поводу Станислав Говорухин.

 

Нас убеждают, что нужно перетерпеть лишь ближайшую зиму: дальше, якобы, легче будет. Да не будет легче! Это только в абстрактных измышлениях экономических теоретиков повышение цен на товары непременно и немедленно приводит к росту их производства. В реальной жизни, в условиях разваленной экономики нашей страны нужны многие годы, а не недели и не месяцы даже, чтобы существенно поднять добычу сырья, увеличить производство энергии, выпуск машин и станков, производительность труда во всех сферах, уровень культуры производства, хранения и переработки продуктов. Чтобы выйти на такой уровень выпуска товаров, как в развитых странах, где резервы производительных сил способны моментально среагировать на повышение спроса или цены, ибо рыночная экономика вынуждает производителей постоянно иметь эти подчас полуторные резервы производственных мощностей. Наша же плановая экономика была направлена на выпуск в лучшем случае 100 процентов требуемых товаров, хотя в реальности их выпускалось меньше. Чтобы выйти на мировой уровень, нам нужно удвоить-утроить выпуск самой разнообразной продукции. Но что мы успеем сделать к следующей зиме?

 

О каком увеличении выпуска сельскохозяйственной продукции, к примеру, может идти речь, если колхозы и совхозы сокращают посевные площади и поставки продуктов, предпочитая подчас сгноить выращенное в своих же закромах! Фермерство еще лишь зарождается, да и не спасут нас фермеры, они себя-то пока прокормить едва ли в состоянии. К тому же, если вспомнить, какой у нас сейчас дефицит всего - сельхозтехники и сортовых семян, запчастей и стройматериалов, передовой технологии и высококвалифицированных кадров, транспорта и горючего, энергии и хороших дорог, наконец, то станет очевидно, что к следующей зиме положение с продуктами вряд ли улучшится.

 

Теперь человек человеку  -  продавец или покупатель, конкурент или товар...

 

Вспомним основной закон рынка: товар имеет такую цену, которую готов заплатить за него покупатель. То есть главный принцип рынка - взять как можно больше с покупателя. Любой ценою, любыми средствами - обманом или насилием, созданием искусственного дефицита в отдельных регионах или просто припрятыванием продуктов до полной капитуляции изголодавшегося покупателя, вынужденного сдаваться на милость продавца. Так что цена товара - это цена наших потребностей - действительных или мнимых. А в случае нужды в предметах первой необходимости рынок становится реальным воплощением альтернативы "кошелек или жизнь!". Вспомнили, чей это девиз? Грабителей с большой дороги!

 

А вот еще один девиз рынка: "не обманешь- не продашь". Здесь используется и откровенная дезинформация покупателя, и неумеренная реклама, и искусственно насаждаемая мода, применяется масса способов формирования у покупателя искаженных или ложных потребностей с единственной целью - повысить спрос и доходы.

 

Говорят, что так называемый свободный рынок является нерегулируемым. Такого не бывает! Рынок регулируется во всем мире. Как за счет манипулирования покупательскими потребностями, так и за счет введения квот и лимитов на производство (той же сельхозпродукции, например). А антидемпинговое законодательство, согласно которому владелец какого- либо товара не имеет права продавать его дешевле, чем его конкуренты, иначе они предъявят ему иск о нанесении им ущерба? А рэкет мафиозных организаций - это ли не регулирование рынка? Важно лишь, кем и в чьих интересах рынок регулируется. "Свободный рынок" - это абстракция.

 

Отношения людей в рыночной экономике, естественно, тяготят к явному или скрытому антагонизму: при рынке человек человеку - продавец или покупатель, конкурент или даже товар, а вовсе не друг, товарищ и брат. Здесь царствует древний принцип "разделяй и властвуй!" Мы хорошо помним классическую фразу: "Все крупные состояния нажиты самым бесчестным путем". Так называемое "первичное накопление капитала" идет сейчас в нашей стране у одних за счет обнищания других.

 

Кстати, ожидающаяся приватизация -  тоже разновидность ограбления народа, подачка в виде минимальной собственности при потере гораздо большего - собственности общенародной.

 

Принципы рыночной экономики выдаются сейчас за якобы единственно объективные экономические законы, не подвластные этическим нормам и духовным устремлениям человечества. Но, во-первых, если экономика - это основа существования цивилизации, то как же эта основа может быть принципиально аморальной? Такое, скорее, присуще животному миру, а не человеческому сообществу, и, конечно, в цивилизованных рыночных отношениях этика присутствует, хотя бы и в ограниченном объеме. Однако мы через "шоковую терапию" попадаем попросту в дикий, варварский рынок, где царит тот же "закон джунглей", что и в мире животных. Вряд ли это можно счесть прогрессом в общественной жизни.

 

Во-вторых, целью человеческой цивилизации  во многих случаях является именно защита человека и общества от стихийных и негативных проявлений объективных законов природы: защита от наводнений, ураганов, морозов или жары и т. д. От стихии дикого рынка также требуется цивилизованная защита, как от стихийного бедствия. Рынок хорош лишь как регулятор уже налаженного производства, но не как средство для кардинальных экономических реформ.

 

Нужно учесть, что либерализация цен не спасла Болгарию, цены там вновь контролируются государством. Инфляция в Польше благодаря либерализации цен идет уже на многие тысячи процентов, и надежды на стабилизацию экономики пока нет. Аналогичная инфляция при свободных ценах в Югославии привела к развалу страны и гражданской войне. Свободные цены не создали "райской жизни" и в Венгрии - там все еще велик внешний долг и производственные сферы сотрясаются лихорадкой кризиса. Единственная страна, остановившая инфляцию, это Чехо-Словакия, но экономика ее и до либерализации цен была довольно благополучной и стабильной. Даже поддерживаемые всей Германией новые земли бывшей ГДР переживают труднейшие времена роста безработицы.

 

Следует обратить особое внимание на то, что процветающие в условиях рыночной экономики развитые страны шли и своему нынешнему процветанию долгим и трудным путем через жестокие кризисы и колоссальные социальные коллизии. А достигли они своего процветания не благодаря самому по себе рынку (рынок существовал и столетия назад - во времена бедности многих стран и народов!), но с помощью новейших технологий, научных открытий, технического прогресса, высочайшей организации производства, компьютеризации - словом, всего того, что называется культурой. Страна оказалась в тягчайшем кризисе именно от бескультурья буквально во всех сферах человеческих и производственных отношений. Неужели, будь у нас новейшие технологии, как на Западе, и современная культура производства, мы 6ы дошли до жизни такой?

 

В случае неудачи реформ кабинет Ельцина уйдет в отставку, но в каком состоянии он оставит при этом страну? "Провал программы Ельцина, - пишет газета "Нью-Йорк Таймс", - приведет либо к хаосу, либо к диктатуре. Если реформа се6я не оправдает, правительство сместят и страна полетит в пропасть".

 

январь 1992 г.           ( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )